Контроль астмы? Блажен, кто верует…

В последнее время, почему-то, многие средства массовой информации зациклились на астме. Об астме пишет «МК», «КП», «РИА», «ТАСС» и много других. Даже «РГ» не обошла этот вопрос стороной и как-то отметилась тематической публикацией по этому вопросу. Почему? Кто его знает? Может, слишком много неудовлетворенных астматиков появилось или какие-то диссиденты от астмы не соглашаются  с рекомендациями комитета GINA, которому в этом году исполнилось 25 лет! Юбилей «борьбы» с астмой во всем мире! Можно было бы даже 2020 год объявить годом комитета GINA, но вот незадача: пальму первенства перехватил китайский коронавирус. Только вот китайский ли он на самом деле? Ну, не будем отвлекаться, а продолжим об астме. И что же нового за 25 лет нам предложил этот комитет по борьбе с астмой во всемирном масштабе? Если сказать коротко, то НИЧЕГО! А скорее ПШИК! Ибо это новое — лишь хорошо забытое и реанимированное старое! Ну, а если кто верит только аргументированным утверждениям, то они будут следующими. Во-первых, комитет в начале своей революционной деятельности в докладе «International consensus report…» в 1995 году просто-напросто ПЕРЕПИСАЛ выдвинутое Куршманом и Лейденом аж два века (!) назад положение о воспалительной природе астмы. Вообще-то, это называется ПЛАГИАТ. Но поскольку этот доклад, как и вся деятельность комитета, проплачивается самыми известными фармацевтическими гигантами, то плагиат представили как настоящее научное откровение, о котором российские генералы от медицины вещали на каждом углу, заявляя о наступлении новой эры в лечении астмы… И, во-вторых, как следствием «новой» концепции выдали рекомендации по назначению поголовно всем астматикам гормональных препаратов, которые, однако, применялись до этого лет примерно 50-70, еще с эпохи вытяжек из надпочечников животных и человека. Но назначались они лишь в тяжелых случаях ЭПИЗОДИЧЕСКИ.

Вот так новая эра в астмологии началась с того, что всем астматикам подряд стали назначать гормоны, которых до этого большинство врачей, особенно российских, боялись как черт ладана. Помнится, в одной из амбулаторных карт, пришедшей на прием больной с астмой, получавшей ингаляции беклометазона, автор этих строк увидел запись некого районного пульмонолога по фамилии Волкова: «Больная по назначению врача кооператива «Пульмонолог» получает ингаляции беклометазона… О возможных последствиях  больная предупреждена…» Такая вот ненавязчивая угроза кооператорам, которые, кстати, особенно этим не злоупотребляли. Интересно, где сейчас эта самая Волкова, жива ли еще, и работает ли нынче? Может дойдут до нее эти строки, и вспомнит она свою тогдашнюю глупость, в очередной раз выписывая комбинированный аэрозольный баллончик с гормональными и длительно действующими бронхорасширяющими субстанциями? Которые, кстати, согласно докладу Корнельского университета на основании анализа историй болезни 30 000 (!) больных, как то странно связаны с 80% всех внезапных смертей от астмы в мире!
Хотя до этого судьбоносного доклада, еще в 1990 году на учредительном съезде Европейского респираторного общества одну из этих самых бронхрасширяющих субстанций объявили выдающимся фармацевтическим прорывом, поскольку некий европейский «проницательный» (а, может, просто проплаченный фармфирмой?) ученый доктор  объявил, что это бронхорасширяющее средство обладает еще и выраженным противовоспалительным эффектом. Хотя другие — обычные честные исследователи — в своих статьях делали не совсем радужные прогнозы о перспективах подобных лекарств, предвосхитив доклад корнуэльцев на много лет вперед. Но бизнес есть бизнес, хоть фармацевтический, хоть наркотический: всем правит прибыль. Так вот и началась гонка за самый лучший — золотой — стандарт в лечении астмы по формуле: гормоны + длительно действующие бронхолитики. Ну, а если задать вопрос стандарт чего? То ответ будет прост «стандарт контроля астмы». И теперь ни одна статья, выступление, доклад или просто интервью в прессе не обходится без рассуждений и необходимости «полного контроля астмы». А в чем же этот «контроль» заключается, и как узнать достигнут он или нет у одного конкретно взятого астматика? Вот тогда и придумали тот самый тест контроля астмы, о котором бубнят на каждом шагу. Громкое название «тест контроля астмы» подразумевает пять примитивных вопросов, после ответа на которые больным объявляют приговор. Выглядит это так:

Первый вопрос: Как часто за последние 4 недели астма мешала Вам выполнять обычный объем работы в учебном заведении, на работе или дома?

Второй вопрос: Как часто за последние 4 недели Вы отмечали у себя затрудненное дыхание?

Третий вопрос: Как часто за последние 4 недели Вы просыпались ночью или раньше, чем обычно, из-за симптомов астмы (свистящего дыхания, кашля, затрудненного дыхания, чувства стеснения или боли в груди)?

Четвертый вопрос: Как часто за последние 4 недели Вы использовали препарат «скорой помощи» для купирования бронхоспазма через аэрозольный ингалятор или через небулайзер с лекарством?

Ну и пятый: Как бы Вы оценили, насколько Вам удавалось контролировать симптомы астмы за последние 4 недели?

И после получения хотя бы одного нужного ответа сразу следует «приговор», например, такой: «Ваша бронхиальная астма не контролируется. Пожалуйста, обратитесь к врачу, чтобы подобрать подходящее лечение».

Совершенно понятно, что перепуганный больной бежит к пульмонологу, чтобы обменять один аэрозольный баллончик «золотой стандарт» на другой. Через некоторое время все повторяется сначала.

А теперь вернемся к началу — астма — это заболевание ВОСПАЛИТЕЛЬНОЙ природы. Поэтому все ее проявления — кашель, одышка, хрипы, затруднения дыхания и прочее — это лишь симптомы воспаления. Ну, например, как головная боль при растущей опухоли мозга. Поэтому-то и выходит, что вначале баллончик, вроде как-то помогает, потом его приходится менять на другой, потом на третий и так до бесконечности. Аптеки получают прибыль, фармфирмы наживаются, а астматики потихонечку превращаются в инвалидов. Может возникнуть вопрос: а почему — ведь в состав аэрозольного баллончика входит и противовоспалительный гормональный компонент. Правильно, входит, но этот компонент оказывает лишь местное действие, образно говоря, лишь «приглушающее» воспаление, в основе которого лежит СИСТЕМНЫЙ иммунный процесс. То есть, астма — это болезнь иммунитета, а бронхиальное дерево легких — лишь точка приложения. И вся эта история с баллончиками сходна с ситуацией, при которой ожог утром мажут мазью, а вечером посыпают солью. И так до бесконечности, пока хронический воспалительный процесс не приведет к необратимым изменениям в легких, после чего астма превращается в ХОБЛ, а врач объявляет, что медицина здесь бессильна.

И кроме огромного букета осложнений у бывшего пациента с астмой «под контролем» не остается ни капельки здоровья. Потому что незаметное прогрессирование болезни с формированием эмфиземы, пневмосклероза и дыхательной недостаточности он постепенно, незаметно для самого себя компенсировал снижением физической активности. А еще и потому, что все, что он вдыхал, по представлениям врачей, только в бронхи, долгие годы попадало в систему пищеварения. Особенно если человеку все эти годы доставались аэрозоли в виде порошка. В этом случае половина «лекарства» попадает не в бронхи, а сразу оседает в пищеводе и  трахее. И многие даже не догадываются, что все, что в легкие попадает с вдыхаемым воздухом, в конце концов попадает в желудок и кишечник.   Так уж построена система очищения легких. И поэтому самое страшное, что можно сделать, чтобы добиться «контроля астмы» у трехлетнего малыша с этой болезнью — это назначить ему ингаляции гормонов через небулайзер. Становится просто жалко родителей, верящих таким «стандартам». Но, как говорится, блажен, кто верует… Всем ведь так и говорят: «Астма неизлечима, а баллончики с гормонами — это лекарство на всю жизнь». Так что вдыхайте и веруйте, что процесс под контролем. А тем, кто все же заинтересуется альтернативой, рекомендуем почитать пособие для больных «Астма. Помоги себе сам».

В.Н. Солопов, пульмонолог, кандидат медицинских наук

Астма центр 'Астма Сервис' - лечение астмы
(495) 472-46-03